Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:35 

Глава 42. Воскресенье 30 мая

m.y.b.
fanfiction & original
Название: Шесть недель
Неделя: 6
День: 7
Автор: viaorel
Бета: Леония
Жанр (для шестой недели): AU, angst, romance, humor
Рейтинг: R
Пэйринги: Саске/Наруто, Ли/Гаара, Кисаме/Итачи основные; Сай/Сакура, Неджи/Тен-Тен, Шикамару/Темари, Какаши/Ирука, Киба/Хината, Джирайя/Тсунаде и пр.
Предупреждения: OOС, несколько OMC и OFC, убийства и полицейское расследование, смерть персонажа
Дисклеймер: Masashi Kishimoto
Размещение: запрещено! Только ссылкой на дневник.

Глава 42

@темы: Фанфикшн, viaorel

URL
Комментарии
2011-08-07 в 01:36 

m.y.b.
fanfiction & original
***
Саске запомнит этот день навсегда. Запомнит каждую его деталь: одежду, что была на нём и на Наруто, которую сложили для удобства на пустующую кровать Итачи; то, как красиво на загорелом теле смотрелся синий, под цвет глаз его хозяина, кулон; вкус чужой кожи и первые восторги от того, что это он заставляет любимого человека ловить каждый новый вдох, это из-за него дрожь наслаждения по телу и протяжные грудные стоны, это его имя шепчут с придыханием, как заклинание, с каждым разом всё быстрее.
Запомнит он и как лежал на спине, прижимая одной рукой к себе податливое тёплое тело и с новым интересом рассматривая свой потолок. Мысли при этом не бежали, как обычно, а, будто устав, еле ползли, и самой важной из них казалась следующая: только что произошло нечто, после чего он навсегда станет другим; только что они с Наруто взяли на две руки один кусочек мела и провели на асфальте дорог их жизни черту, за которую ступить им было уже не суждено никогда. Никогда… Такое восхитительное и одновременно такое пугающее слово. Все те годы, месяцы, недели, дни, что им двоим осталось прожить, они оба будут несколько иными, и всё – из-за того, что произошло вот сейчас, буквально час назад. Казалось, время, когда переломился ход их путей, витало ещё где-то рядом, над ними – можно ухватить за хвост и удержать, но только на минутку, не больше, потому что перемены уже стучатся в окна, напирают в двери, лезут из подвальных люков, и остановить их невозможно, нельзя, не положено…
Сегодня перед сном, размышлял Саске, он, как всегда, примет душ, и будет при этом несколько другой – не тот, что был вчера; он, опять же, как всегда, будет смотреть на себя в запотевшее зеркало, деловито возя по зубам щёткой, и чувство это – чувство инаковости – никуда при этом не денется. Возможно, у него ещё останется способность ощущать перемену завтрашним утром, но позже новая, непривычная кожа срастётся с его старой – и чувство это пропадёт. Навсегда.
«Да, это я, - в который раз сказал себе Саске, вспоминая все необычные вещи, которым научился сегодня вместе с тем, кого любил. – Это я, и никто и никогда не посмеет сказать мне, что я был неправ, выбрав этот путь. Потому что это – я!».
Где-то из глубин сознания хохотнул недоверчиво враждебный голос, но его Саске проигнорировал – он уже был всецело поглощён воспоминаниями: о том, насколько важно ему было видеть лицо Наруто, когда он неумело, но упрямо растягивал его пальцами; как волнами накатывало наслаждение от первого проникновения и как он, переволновавшись, справлялся постоянно, будто заведённый, о самочувствии партнёра; как пальцы Наруто то сжимались, то разжимались на его плечах – вон, даже синяки остались. Он запомнит это всё, заберёт в свою копилку мысленных сокровищ, и никто не сможет забрать у него эти драгоценности.
Единственным, о чём Саске жалел, было то, что он так и не осмелился облечь в слова все те нежные признания, которые крутились в голове во время первой близости. Почему-то он побоялся звучать глупо, а в итоге всё равно выставил себя идиотом, неверно выбрав время для важного вопроса. И, тем не менее, это был очень хороший день – не идеальный, но кому, в конце концов, нужен идеал? Упущенное он наверстает позже, а полученное сохранит в себе навеки.
Когда настало время прощаться, Саске наблюдал искоса за тем, как сосредоточенно одевается Наруто, и в который раз за этот день не осмелился произнести так и просящееся на уста «я люблю тебя» - взамен словам он прижал к себе дорогого человека так крепко, как только мог, и замер, вслушиваясь в то, как в унисон бьются их сердца и невольно восхищаясь этим маленьким чудом.
- Саске, - хмыкнул блондин и развернулся так, чтобы смотреть ему в лицо, - твои родители не очень-то обрадуются, увидев меня здесь, так что не задерживай меня. – Его губы тронула лукавая улыбка: - А то я могу и остаться.
Саске отвёл глаза в сторону:
- Ну, если ты умеешь быстро бегать, одновременно уворачиваясь от пуль…
- Вот! – Наруто ненавязчиво высвободился из объятий и взял с кровати свою майку. – Вот что я получаю за то, что связался с полицейским из семьи полицейских! Всё, Учиха, больше мы у тебя не встречаемся, мне и без дырки во лбу, знаешь ли, хорошо живётся.
Прощание у двери также стало для Саске особенным моментом. «Спасибо» прозвучало бы по-дурацки, признание – нелепо, поэтому он произнёс первую пришедшую на ум нейтральную фразу:
- Так что, маме передать, что вагаси понравились?
Наруто, стоя уже по ту сторону порога, поднял на него насмешливый взгляд:
- Маме, Саске, передай, что тарелку разбил не я. Всё, дверь закрывай и иди убирай – о, прямо стихи.
Саске фыркнул и поднёс к уху оттопыренные большой и указательный пальцы на манер телефонной трубки:
- Как доберёшься, ладно?
- Хорошо.
Дверь лифта, подсвеченного изнутри тёплым жёлтым светом, открылась за спиной Наруто, и прежде чем ступить внутрь, юноша повернул к нему голову в последний раз и улыбнулся. Саске улыбнулся в ответ.

URL
2011-08-07 в 01:37 

m.y.b.
fanfiction & original
***
Кимимаро он впервые встретил в одной из элитных больниц Нью-Йорка, когда тот ещё был восемнадцатилетним мальчишкой с плохим английским и глубочайшей обидой на родителей, ведь именно они отправили сына на другой континент, наглым образом отобрав у него родной город Кири и всех оставшихся там друзей. Здешние врачи проводили эксперименты по лечению так называемой мраморной болезни, из-за которой юноша имел очень хрупкие кости, а Орочимару оказался в той больнице лишь потому, что туда направили единственную выжившую жертву серийного убийцы, в поимке которого он принимал участие. Негодяй четыре месяца держал несчастную девушку в своём подвале на цепи, как собаку, и сознание той, естественно, было помутнено – криминалисту приходилось постоянно делать перерывы в беседе с ней, давая возможность собраться и передохнуть.
В одну из таких вынужденных пауз он и встретил того, кого позже станет называть про себя не иначе как своим дорогим человеком. Кимимаро первым окликнул его. Он был настолько рад встрече с соотечественником во враждебной ему стране, что одно время не давал учёному прохода: звонил с просьбами встретиться, приходил без приглашения домой, где подолгу просиживал с ним в гостиной, не уставая без умолку болтать. Любимой фразой заносчивого мальчишки была: «Со мной надо понежнее, я могу и сломаться», и каждый раз, когда он её произносил, напыщенно и будто бы с угрозой, Орочимару едва удерживал себя от того, чтобы не задушить гадёныша – слишком много в нём было наносного, подросткового, искусственного. Вся эта поганая шелуха словно облепляла любого его собеседника – чем дольше длилась беседа, тем больше, - и было не продохнуть от этого удушающего давления. Ко всему прибавлялось осознание, что Кимимаро общается с ним только из-за тоски по родному дому, и поначалу всё действительно обстояло так – в этом юноша признался ему значительно позже.
Несколько месяцев Орочимару стоически терпел все жалобы своего юного знакомого на плохих родителей, о том только и мечтающих, чтобы испортить ему жизнь; на Америку, единственным кулинарным достоинством которой молодой японец считал вафли; на чужой язык и непривычную культуру, на свою болезнь, с которой ему придётся мириться до конца жизни – поток жалоб у Кимимаро не иссякал никогда, и в определённый момент даже завидная выдержка, выработанная годами дружбы с Джирайей, подвела его незадачливого слушателя. В ту ночь Орочимару не просто повёл себя нехарактерно – он был сам не свой. Ему хотелось разорвать, ударить сильнее и продолжать бить, не останавливаясь, хотелось унизить, растоптать, уничтожить, скрутить и выжать последние капли воли, чтобы потом слизать солёные слёзы раскаяния с гладкого лица и наслаждаться каждым моментом безграничной власти над сломленной душой… Эта ночь разделила его жизнь на две половины: до и после того, как он почувствовал себя маньяком, едва не убившим человека.
Целый год Кимимаро не искал с ним встречи, и в том, что происходило с ним в тот период, он так никогда и не признался. Когда же судьба вновь свела их вместе, перед Орочимару предстал совершенно иной человек. Первым, что бросалось в глаза, была его взрослость. Куда-то пропали так любимые им сленговые словечки, исчезла начисто из речи коронная фраза, набор тем расширился. Помимо всех этих перемен, этот другой, словно чужой юноша завёл привычку одеваться в деловые костюмы, хотя, как вскоре выяснил учёный, работал в цветочном бизнесе – занимался тем, к чему давно испытывал тягу.
«Нет, я понимаю, почему вы это сделали, - спокойно ответил Кимимаро на его вопрос о той ночи, когда всё полетело к чертям. – И я не держу зла. Даже наоборот – я очень вам благодарен. За что – не спрашивайте, слишком долго объяснять».
Они сидели тогда в кафе, за столиком у самого окна, и Орочимару даже спустя двенадцать лет мог вспомнить момент, когда поймал себя на том, что не может отвести взгляда от волны светлых, почти белых волос, на которых играли огни вечернего города. Он припомнил, как год назад схватил эти самые волосы, сжал в кулак и поднял резко голову строптивого юноши, заставляя посмотреть на себя. Вспомнились собственные слова, произнесённые ядовитым шёпотом: «Да как ты смеешь надо мной так издеваться, мальчишка? Что ты со мной делаешь?!».
Зажатые в его кулаке волосы были очень мягкими, и таким же мягким был голос, зазвучавший в ответ на его звериный возглас. «Эй, - протянул проклятый юнец, сощурив по-кошачьи свои зелёные глаза, - со мной надо понежнее, мистер. Я ведь могу и сломаться». Память отказывалась раскрывать, что было потом, подкидывая ему время от времени лишь жуткие, леденящие душу образы: окровавленный рот, искривлённый болью и подобием усмешки, его собственные руки, сдавливающие чужие голые бёдра, сдавливающие с намерением сломать хрупкие кости, чтобы услышать наконец этот завораживающий хруст и почувствовать под своими пальцами вибрацию от безграничной, бьющей фонтаном из него силы разрушения…
Если после того судьбоносного вечера Кимимаро принял свою переломившуюся жизнь и пошёл в рост, то в душе Орочимару собственный выпад звериной энергии оставил лишь травмирующий след, стереть который не удалось даже после нескольких лет совместной жизни с этим новым, переродившимся человеком.
Та случайная встреча на улице вечно кипящего жизнью города стала ещё одним переломным моментом в их маленьком, покорёженном уродливым шрамом гнусной тайны мирке. Не спрашивая и не отвечая на вопросы, их обоих подхватил безжалостный ветер перемен, закружил в безумном своём танце, и времени на то, чтобы остановиться, оглядеться, не нашлось ни минуты. Стремительный роман, очень быстро переросший в крепкую связь, покупка дома, два года, прожитые в идеальной совместимости, порой казавшейся нереальной… Орочимару ещё долго не мог поверить, что всё это действительно происходит с ним, что его любимый моложе его почти на двадцать лет и им совершенно не мешает принадлежность к разным поколениям, но труднее всего было принять, что его дорогим человеком оказался тот самый мальчишка, что ненамеренно осуществил самый страшный его кошмар – превратил его на одну ночь в сумасшедшего маньяка.
Плохими были только последние месяцы. Нескончаемое давление внешнего мира, под которым что-то между ними треснуло навсегда, электронные письма, от которых несло грязным безумием, жуткие посылки с завёрнутыми в коричневую почтовую бумагу человеческими пальцами, ушами, глазами… Кимимаро сказал ему перед расставанием, что не винит ни в чём, хотя в холодном тоне его и читалось осуждение, а сухое рукопожатие, которым они простились в аэропорту, говорило красноречивее любых слов.
Ступая десять лет спустя на землю страны, в которой он был однажды очень счастлив, страны, что принудила его встретиться с самыми потаёнными своими кошмарами, Орочимару подсознательно побрёл к тому месту, где в последний раз видел любимого человека – вон там, в укромном уголке между стеной и огромным окном, из которого можно наблюдать за взлетающими самолётами. Но всё переменилось до неузнаваемости, и теперь там стоял синий с жёлтой вывеской киоск, в котором улыбчивый юноша предлагал туристам бесплатную карту города вместе с изданным на разных языках коротким путеводителем.
Когда плеча его коснулись, учёный сжал конвульсивно ладонь на ручке своего чемодана – и вдруг поймал себя на мысли, что ему страшно оборачиваться. Сердце бешено заколотилось в груди, отдавая знакомой колющей болью, и чужой, слабый голосок, задыхающийся от паники, запричитал: что, если на безымянном пальце любимого он увидит кольцо? Что, если он слишком постарел за эти десять лет и больше не интересен? Что, если его не простили за побег? Что, если?..
Кимимаро теперь носил свои длинные роскошные волосы заплетёнными в хвост, что очень ему шло. Он сильно изменился – вытянулся, раздался в плечах, возмужал и будто бы стал ещё серьёзнее.
- Нормально долетел?
В голосе его чувствовались теперь лишь отголоски прежнего, мягкого и ещё совсем юношеского. А вот улыбка осталась прежней: тёплой и яркой, как последние дни золотой осени.
- Да, я… - произнёс Орочимару, едва шевеля губами. - Всё хорошо.
Вокруг них двигались нескончаемые людские потоки, раздавались обрывки разговоров, смех, интернациональные ругательства. Кимимаро коснулся его ладони, всё так же судорожно сжимавшей ручку чемодана:
- Я помогу с вещами?
Его хватило лишь на то, чтобы кивнуть.
Позже этим вечером Орочимару придёт в голову странная мысль. Если десять лет разлуки научили их с Кимимаро понимать, что они пришли в этот мир друг ради друга, то возможно ли, что в творениях того безумного философа, ставшего причиной его отъезда, также был отражён великий замысел? Ведь Вселенная соткана из энергии любви, и раз любовь вдыхает в материю жизнь и ей служит всё сущее, то что может быть важнее неё? И неужели ради того, чтобы два человека, два из миллиардов, осознали, что их сердца должны биться в унисон, высший разум мог провернуть столь сложный трюк?..
От размышлений у него разболелась голова. Этой ночью, когда он будет держать своего дорого человека в объятиях и прислушиваться к его мерному дыханию, мысли вернутся вновь, но Орочимару без жалости прогонит их прочь. Ему, в конце концов, должно быть всё равно, что конкретно привело к этой самой минуте на его тернистом жизненном пути. Самым важным являлось то, что минута эта была, она существовала, и что сейчас – обойди ты хоть весь белый свет – невозможно было найти человека счастливее него.

URL
2011-08-07 в 01:37 

m.y.b.
fanfiction & original
***
- Ну, и где ты пропадал?
Наруто смёл со стола тарелку, в которой отец подал ему ужин, и помчал прочь, бросив на ходу только:
- У Саске, пап! Я наверху поем, мне позвонить надо!
- Помирились, значит? – догнал его возглас уже на лестнице. - Молодцы!
Закрыв за собой дверь своей спальни, Наруто привалился к ней спиной, закрыл глаза и так замер на несколько минут, едва дыша и просто вслушиваясь в благотворную тишину собственного сознания. Впервые за несколько недель его не грызли сомнения, не трясло от злобы, не мучила обида, не волновали противоречивые переживания – всего этого будто и не было никогда, будто приснилось всё на пьяную голову, и теперь внутри царило абсолютное спокойствие, чинное и девственно невозмутимое, как жизнь на океанском дне. Наруто попытался свыкнуться с этим странным, новым чувством. Здравый смысл умно заявлял, что после всего произошедшего сегодня он, вероятно, должен прыгать от счастья и не находить себе места, краснеть каждый раз от всплывающих в памяти подробностей и предаваться сладким мечтаниям о новой встрече.
Ничего этого не было.
Внутри он ощущал лишь ровное, гладкое, тёплое спокойствие. Всё произошло так, как должно было произойти, и это было хорошо, это было правильно… А что, обязательно нужно радоваться напоказ?
Поразмыслив об этом немного, Наруто решил, что это он отдаст кому-нибудь другому, кому это нужнее, а себе оставит лишь приятное ощущение того, что ноги его шагают по верному пути, а колесо его судьбы вращается по правильной траектории.
Вспомнив данное перед расставанием обещание, он позвонил Саске, и тот, смущаясь, передал, что мама приглашает его в следующее воскресенье к ним в гости.
- Про тарелку ничего не сказала, - добавил он. – Зато странно так посмотрела.
- Ещё бы, - хмыкнул Наруто, припоминая обстоятельства, при которых эта самая тарелка полетела на пол.
Он крутанулся в своём кресле, поджал под себя ноги и сам весь сжался, чтобы подольше насладиться возникшим в голове от кружения странным плывущим ощущением. Лишь только он закончил разговор с Саске, как ему позвонил Гаара.
- Ну? – протянул друг отчего-то страшно недовольным голосом.
Наруто оглянулся на свою дверь – показалось, услышал шаги, - и всё-таки перешёл на всякий случай на балкон.
- Нормально всё прошло. Хорошо даже. И ещё смешной там момент был… Потом расскажу, при встрече.
- Надеюсь, этим смешным моментом не был его член, - пробормотал вполголоса Гаара, после чего вдруг смягчился и спросил: - Ты сам вообще как?
Вопрос заставил Наруто улыбнуться. Гааре хватило бы всего одного внимательного взгляда, чтобы понять всё сейчас по его лицу, поэтому он не стал тратить лишних слов, ограничившись простым «отлично» и ловко перевёл разговор на другую тему.
- А как твой день прошёл?
В трубке вздохнули, после чего траурным голосом сообщили:
- Хреново.
Наруто опустился в одно из плетёных кресел, чуть поморщившись от напомнившей о себе затронутой части тела, и спросил:
- Как это так? Я думал, вы с Ли…
- Ну да, мы с Ли. И ещё Темари с Шикамару, Канкуро и Гай-сенсей в придачу, - процедил Гаара злобно. – Клянусь, Узумаки, это самый тупой день, который только можно себе представить, первое место в конкурсе тупости!
Слушая красочную историю сегодняшних неудач Сабаку Гаары, да ещё и рассказанную в лицах, Наруто неотрывно смотрел на оранжевый диск солнца, что плавно опускался в игольчатый океан серых зданий Конохи. С самого рождения он наблюдал эту картину бесконечное количество раз – и всё равно никогда от неё не устал бы. Потому что солнце правило жизнью, и ореолом его света было окружено каждое существо на планете, теплом его лучей были обласканы все, кто находил в себе силы выйти из тени и просто потянуться к ним. В этом Наруто видел определённую справедливость: если хочешь получить желаемое – будь добр, хотя бы протяни за этим руку. Не жди, пока счастье само упадёт в корзину твоих надежд, ибо дно у неё пустое, как пусты и мечты, если в душе нет твёрдого намерения иметь, если нет дерзости назло всему взять и выбрать собственный путь.
Ему нравилось думать, что быть с Саске он выбрал сам. Если даже здесь и сыграли свою роль высшие силы, то ограничились они лишь их повторным знакомством, а дальше уже заработал механизм намерения, который, если не быть готовым им управлять, способен разрушить всё, ранее построенное, с такой же лёгкостью, с какой рушится карточный домик под порывом весеннего ветерка.
От неотрывного смотрения на обжигающий свет глазам становилось больно, и Наруто позволил себе только один, последний прямой взгляд на так любимое им солнце – затем только, чтобы поблагодарить. Кого, он не знал, не думал о том, кому предназначается эта благодарность – слова просто вышли из него единым порывом, а дальше уже пускай солнце, его мудрый почтальон, решит, куда направиться посланию.
Подбодрив немного Гаару, который, безусловно, на самом деле вовсе не злился, Наруто перенёс тарелку с едой на балкон и, поставив её на свой столик-путешественник, принялся считать.
Эта неделя началась с того, что они с Саске ещё были в ссоре. На прошлой они почти что поцеловались, но на следующий же день поссорились. На предыдущей они разговаривали у него в комнате, когда пропал Гаара, затем приезжал мистер Харви и был тот неудобный эпизод с картами и корзиной, а на выходных они ездили фотографироваться за город. Уже три недели. Ещё раньше… Ах, да, Саске работал в их доме, они вначале ссорились, затем побороли взаимную неприязнь, даже ходили вместе в «У Акимичи», а в воскресенье отправились смотреть на беседку. Четыре. До этого была неделя, в начале которой они договорились сказать его отцу и дяде Саске, что помирились, и потом долгое время ничего друг о друге не слышали – это пять. И ещё ведь была неделя, на которой они, тогда ещё совершенно чужие друг другу люди, встретились целых три раза: в баре – это точно был понедельник; потом произошла та история с телефоном – в пятницу, ведь Гаара оставался ночевать у него; и на следующий день они увиделись возле Источника Двух Влюблённых – странное место для встречи, учитывая их тогдашнюю неприязнь. Выходило, что…
«А ты знаешь, - напечатал он в сообщении Саске, - что с тех пор, как мы с тобой встретились уже взрослыми, прошло шесть недель? Не круглая, но всё же дата!».
«Как хочешь отметить?» - пришёл ему почти сразу же ответ.
Наруто призадумался, и взгляд его снова притянул к себе теперь уже красноватый и почти спрятавшийся в крышах высоток диск.
«Давай сходим на свидание! Первое официальное, - написал он и вначале поставил точку, но всё-таки не удержался и добавил, ехидно заулыбавшись: - Мы же начали с тобой встречаться только сегодня, ты помнишь, да?».
От ответного сообщения попахивало ожидаемым раздражением: «Ты мне как долго это будешь ещё припоминать?».
Наруто подавился смешком и поспешно напечатал: «Вечно, Учиха. Привыкай».

URL
2011-08-07 в 01:37 

m.y.b.
fanfiction & original
***
Гаара не стал присоединяться к общему веселью – сел на ступеньках и, держась за резные деревянные балясины, прислушался.
Дом полнился голосами. Вот оживившийся и теперь, как всегда, полный энергии Майто Гай принялся рассказывать очередную забавную историю из своего неисчерпаемого запаса, и все смеялись – может быть, не столько от самого повествования, сколько от того, как рассказчик его преподносил. Вот Ли перебил его со словами: «Нет, сенсей, всё было не так» и начал поведывать свою версию, оказавшуюся не менее смешной, потому что хохотал даже Канкуро. А вот скрипнул стул, и раздобревшая Темари спросила, не желает ли кто добавки, и все единогласно ответили, что желают.
Гаара лёг на ступеньки, закинув руки за голову, закрыл глаза и весь превратился в слух. Оживление на кухне всё не стихало, и это было по-настоящему странным, ведь с самого момента въезда семейства Сабаку этот дом не слышал подобных радостных и звонких голосов в своём пустом нутре. За годы молчаливых ужинов и тихих праздников дом привык к тишине и опустошённости, а эти звуки…
Гаара улыбнулся мысли, что если бы услышал подобное оживление в собственном доме шесть недель назад, то есть до того момента, когда он повстречался с тогда ещё просто призраком из прошлого – Роком Ли, он бы попросту решил, что ошибся домом. Теперь же что-то неуловимо изменилось – в доме или в нём самом, - настолько, что голоса эти он воспринимал как нечто, всё ещё необычное, но уже и не чужое, попавшее сюда случайно, и сердце от этого переполнялось тихой радостью, которой делиться нельзя было ни с кем: эта радость принадлежала только ему, она была его секретом, его тайным вознаграждением.
Всё это ещё следовало, пожалуй, основательно переосмыслить, но – когда-нибудь позже, завтра или, может быть, на следующей неделе, потому что в данный момент ему ничего не хотелось так сильно, как просто лежать вот так, в полумраке, чувствуя под собой острые края ступенек, и с улыбкой вслушиваться в эти голоса – голоса, которые могут звучать только в настоящем доме.

Конец

URL
2011-08-07 в 01:54 

..Silver Dragon..
Невозможно потерять то, чего не было, как невозможно потерять и то, что действительно принадлежит тебе...
Вот и пришел этот день... Эх, мне будет не хватать этого рассказа! Пойду наслаждаться последней главой)

2011-08-07 в 01:57 

Сообщество Яойного Юмора
..Silver Dragon.., приятного прочтения!

2011-08-07 в 02:51 

Onixe
Good fences make good neighbours.
Я даже и не думала, что конец придет так быстро..
стало как-то неожиданно увидеть у вас в дневнике зпись с эпилогом..
честно, смеялась, пока читала про Саске с Наруто.
улыбалась, когда Гаара выяснял отношения с Темари.
вся глава настолько теплая, что..что просто становится хорошо.
прошло всего 6 недель, за которые их жизнь поменялась так сильно, как бы они никогда не решили предположить.
Саске стал не аткой нервозный в отношении Наруто. У них наверняка все будет хорошо. Гаара снова познает домашний уют, ну а Минато немного огорчиться тем, что внуков он все же не увидит.
Я так долго читала ваш фанфик, вживаясь в сюжет, словно посторонний зритель, который наблюдал за вашими героями.
Ваши герои живут отдельно от вас. Это завораживает. Действительно завораживает.
Я столько всего пережила вместе с вашими героями. Столько печали, грусти, боли, счастья, смеха и настоящей дружбы. Я даже пережила и разделила с ними их любовь.
Вы гениальные авторы. Честно. Без приувеличений.
И я рада, что все закончилось именно так.

Надеюсь, в скором будущем вы побалуете меня своими новыми щедеврами.) Я буду ждать.

2011-08-07 в 04:46 

..Silver Dragon..
Невозможно потерять то, чего не было, как невозможно потерять и то, что действительно принадлежит тебе...
Действительно, с "Шестью неделями" мы испытали столько ярких эмоций: веселье, страх, предвкушение, и вот сейчас - счастье и грусть - такой необычный, но запоминающийся коктейль.
Прочитав эту главу, я осознала одно: мне хочется, чтобы в жизни все, в конце концов, было так же счастливо, как и у этих героев!
Искреннее от всего сердца спасибо тебе, viaorel! Ты - очень талантливый автор!

2011-08-07 в 11:10 

Shiholo
Да, согласна с .Silver Dragon..Искреннее от всего сердца спасибо тебе, viaorel! Ты - очень талантливый автор!
Очень понравилось произведение в целом и конечно последняя глава в частности! Столько нежности и страсти (Саске и Наруто), тихой радости и любви (Гаара и Ли), спокойствия и уверенности (Итачи и Кисамэ) и долгожданного счастья (Темари и Шикамару), так много в этой главе!
У всех все хорошо и на душе тоже все хорошо!!!
Спасибо за эту чудесную работу и буду ждать новые творения!!!

2011-08-07 в 13:14 

АрисуАи
Смерти нет, есть только ветер... (с)
Ощущение такое же, как и у Наруто, то же тепло и спокойствие. Сохраняется уверенность, что дальше все будут жить иначе, не важно, что мы не узнаем, что именно будет с ними происходить. Они просто ьудут счастливы...
Последнюю главу даже не хочется делить на разные ощущения от разных сцен. Потому что все в этой главе примерно на одной волне, все - единое целое.
Огромное спасибо за столь прекрасное произведение!

2011-08-07 в 13:32 

Angelic Fruitcake
Сиятельное днище // Не слушайте эту дуру, она Гипножаба!
Ох, ками-сама, вот и все! *ну, еще эпилог*
Не хочется даже думать над действиями героев и анализировать их, ведь все и правда сложилось так, как должно было.
Настоящая история, которую принимаешь без возражений и раздумий на тему "а что, если бы...".
Как настоящая жизнь.
:hlop:

2011-08-07 в 14:48 

Onixsan
Урурур! Бери все и не отдавай ничего
ох...читать главу было большим удовольствием! Спасибо огромное за это!:red:

2011-08-07 в 15:40 

Ichiru-san
Во мне спит гений, но с каждым днем все крепче…
Спасибо за этот замечательный рассказ! Мне очень грустно что уже конец, но эти шесть недель мне запомнятся надолго)))

2011-08-07 в 21:11 

Забуза-саныч
Бессердечный нукенин. - Сахар будешь? - Я и так сладкий!(с)
ну вот и точка, хех...
хорошо Саске с Наруто, хорошо семейству Сабаку, хорошо Орычу с Кимимаро(вот только неожиданностью стало их начало отношений), хорошо Итачи с Кисаме, надеюсь хорошо и Какаши с Ирукой, и хорошо нам, читателям, столько времени проведши за чтением.
спасибо большое за прекрасную историю. Саске с Наруто е были бы сами собой, если бы и в первый свой раз не напортачили. эх, пойду ка читать эпилог.
и ещё раз спасибо))) :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop: :hlop:

2011-08-08 в 14:23 

Сообщество Яойного Юмора
Огромное спасибо всем за отзывы! Мне приятно было общаться с вами всеми на протяжении выпуска всей истории, и я надеюсь, что мы встретимся во время выхода следующих моих произведений. Спасибо ещё раз!

2011-08-09 в 12:14 

Ni_Lin_home
Спасибо за такое великолепное произведение! Всем кто работал над ним, большое спасибо!!!
Безумно понравился Саске, его характер и его мысли. Гаара просто супер мега) Еще раз спасибо за такое красочное, живое, интересное произведение!!!

2011-08-10 в 23:40 

Сообщество Яойного Юмора
Ni_Lin_home, мне очень приятно это знать! Спасибо! Впереди ещё архив.

2011-11-14 в 12:13 

Oliver J. Dufflyn
I am Prickly Dick
Многоуважаемый автор! Я долго обдумывал свой пост, думая, как бы не скатиться в унылость и пройтись по всему. Вам наверняка уже говорили, что это потрясающая вещь, и я тоже чуть позже это напишу.
С одной стороны жаль, что я не нашел вас гораздо раньше, а с другой - мне это позволило прочитать все целиком, не дожидась регулярного или не очень выхода глав. Захватило с первого и до последнего дня. Прочитал запоем, отвлекаясь на работу иногда, а что же делать хД Поистине захватывающая, увлекательная и такая настоящая вещь. В героях я видел себя, особенно в Саске, такой же, можно сказать, нерешительный малый. Понравилось последовательное понимание или даже осознавание своей натуры и ориентации, а не так - сразу все понятно стало.
Я много перечитал творчества по фандому хороших и не очень, прекрасных и потрясающих. Ваш входит в последнее, сто процентов. И Орочимару тут не злобный псих-маньяк, а нормальный человек, даже очень положительный.
А еще понравились вкрапления канона в сюжете. Я прямо улыбался как дурачок.
Я, к сожалению, не все сумел сказать, что хотел, мысли разлетелись, но хочу вас поблагодарить за время, не зря потраченное. Вы создали потрясающую вещь. Спасибо :3

2011-11-14 в 18:54 

Сообщество Яойного Юмора
Oliver J. Dufflyn, большое спасибо за искренний отзыв! Мне очень радостно знать, что несмотря на то, что выпуск я уже давно закончила, "Шесть недель" всё равно продолжают читать.
Я, признаться, из персонажей тоже больше всего похожа на Саске, особенно что касается поэтапного осознания серьёзных вещей, так что жму руку))
А Орочимару я, честно говоря, уже не могу воспринимать иначе, не как своего, хотя по канону он, конечно же, подлец подлецом.
Спасибо ещё раз! Надеюсь, в нашем дневнике Вы найдёте себе ещё что-нибудь интересное для прочтения или просмотра.

2011-11-14 в 19:27 

Oliver J. Dufflyn
I am Prickly Dick
viaorel,
Я уже прочитал улицу) правда отзыв еще не писал, но напишу)
еще раз спасибо)

2011-11-14 в 22:13 

Сообщество Яойного Юмора
Oliver J. Dufflyn, у нас ещё есть "Три светильника" авторства ramen<3 - детективная КисаИта. Очень весёлая и приятная история, на мой взгляд.
Пожалуйста)

2012-07-12 в 20:58 

О, спасибо ОГРОМНОЕ автору за такое прекрасное творчество))) Каждая глава, как глоток свежего воздуха (лично для меня)!!!*ВОСТОРГ* (я не многословна)))

URL
2012-07-12 в 23:18 

viaorel
Гость, благодарю за отзыв! Я очень рада, что Вам было интересно читать все главы!

2014-10-28 в 23:10 

безШУМНО СТУПАЮщая
Рожденный с криком - молчать не станет!
Автор, Спасибо Вам! Мне очень понравилась ваша работа. Я только дочитала, поэтому все еще под впечатлением... поэтому, ограничусь краткими слова благодарности, которые не передают и крохи полученных эмоций. Как отойду... вернусь снова! ))))

   

m.y.b. まんしおん

главная